Стилет (Нефер Митанни)

Анна притворно толкнула его в плечо и вдруг засмеялась. Анна в растерянности смотрела на него. Наконец, он закончил смеяться и сел на табурет. И ещё Анна заметила в его глазах незнакомое ей выражение холодной непримиримости, ещё более стальное, чем было раньше. Оставшись одна, Анна бросилась в хижину и, упав на своё ложе, дала волю слезам.

Моя маленькая нимфа уже успела принять ванну? – улыбнулся он и призывно блеснул глазами. Сержу нравилось самому отправлять в маленький рот своей возлюбленной лакомые кусочки. И она охотно позволяла ему это. — Мне кажется, — вдруг сказал он, прищурившись и окидывая её изучающим взглядом, — тебе надо несколько усовершенствовать свой гардероб.

Ну, посуди сама, здесь мы одни, — он пожал плечами, — и тебе не от кого прятаться… В этих пышных платьях, даже без нижних юбок очень неудобно ходить по лесу. — Да, но… Как я могу их изменить? В этом будет не так жарко, — он опять улыбнулся. Сочтя его совет вполне разумным, Анна зашла в хижину и вернулась, одетая в белую кружевную нижнюю юбку и нижнюю же блузку на тонких бретельках.

Я бросался, сломя голову, в самую гущу и не думал о смерти

Он положил руки на её плечи и, не отводя взора от её глаз, сказал тихим голосом: — Любимая, маленькая моя девочка! Мы одни в целом свете, ведь этот остров и есть для нас целый свет. И только я смогу видеть тебя в такой одежде. Ты очаровательна в любом наряде, – он широко улыбнулся и шепнул на ушко: — А по мне так лучше и вовсе без наряда.

А потом подхватил на руки и закружил. Они гонялись друг за другом по песчаному пляжу, весело смеялись и целовались нежно и долго. Дюваль хотел в полной мере насладиться её нежными свежими губами. Анна же просто таяла от его прикосновений и поцелуев, он опьянял её своим взглядом и даже своим низким чуть хрипловатым голосом. Да… — Я … разозлился не на тебя, а на самого себя, — неожиданно признался он. – В тот день я увидел тебя… Я подсматривал, как ты купалась в водопаде.

Мне было стыдно за эту…слабость, — улыбнулся он, — и… я понимал, что теперь не смогу спокойно смотреть на тебя и находиться с тобой, спать в одной хижине. Да, но … откуда ты…- кивнула Анна и, ещё больше краснея, не смогла окончить фразу. — Откуда я знаю, чего ты хочешь?

Где она могла бы отдохнуть душой. Забыть про обиды и боль, таившиеся в сердце

Впрочем, … я сам из их числа. Дюваль замолчал, нахмурившись, будто воспоминания о прошлой жизни всколыхнули в нём что-то неприятное. Наверное, так и было. — Нет! Нет! – горячо воскликнула Анна. — Ты не такой! Ты благородный, смелый человек!

Это было самое прекрасное, что я видел в своей жизни, — он печально улыбнулся

Ну, и что? Я… не знаю, как и почему ты оказался им, но… для меня важна твоя суть, какой ты есть человек! Капитаном я стал в восемнадцать лет. Это довольно странная история. И меня почему-то многие боялись, прозвав Стальным. Так я стал капитаном… Мы ни разу не проиграли ни одного сражения, и ребята были мной довольны. Пока не появилась я? – спросила Анна. — Да, — он усмехнулся и потрогал её нос, — пока не появилась ты, моя милая добыча.

Да, были и пленницы. От этих его слов сердечко Анны заколотилось с отчаянной силой. Она сидела в кольце его сильных рук и, слабея всё больше, ждала его поцелуя.

В их первую ночь Анна видела его лишь мельком, словно в полусне

Она не могла видеть его лицо. И Дюваль, не таясь, улыбался светлой, счастливой улыбкой. Он специально разыграл с ней эту сцену. Серж понял, что ещё немного, и он не выдержит натиска чёрных глаз, её трепета. Наверное, я ошиблась в нём… — шептала Анна. – Как, ну, как можно было оказаться такой дурочкой?! Влюбиться без оглядки в пирата! Здесь и делить меня ни с кем не надо… Я для него не более, чем развлечение!.. Вдруг она прекратила плакать, вытерла слёзы и оглядела хижину, словно ища что-то.

Порывшись в своём сундуке, она достала маленький стилет. Но не окончила фразы. Вставила стилет в ножны и пошла на пляж. Собрав там мелких ракушек, принесла их в хижину и стала делать ожерелье. Море было спокойным, но это спокойствие начинало напрягать Анну. Душный вечер, казался невероятно долгим и пустым. Он и раньше знал, как прекрасна его любимая, но сейчас в лучах заката перед ним предстала фантастическая по своей красоте сцена. Хрупкая фигурка была будто выточена из тёмного палисандра.

Стойте, не подходите ко мне! – воскликнула она. Потом, стараясь держаться от него как можно дальше, выбежала на берег и, присев, что-то взяла в руки. Её рука взметнулась, блеснул металл. Серж увидел, как она направила себе в грудь стилет. Они так и не смогли узнать его историю. Оказавшись в хижине, Дюваль швырнул девушку на её лежанку.

Мне трудно… смотреть на вас в таком виде, — ухмыльнулся он своей прежней усмешкой, которую она часто видела на его лице раньше. Она даже и представить не могла, каким именно. Анна зажмурилась и быстро накинула платье. В вашей хорошенькой головке бродят одни глупости… Помните, чего вы хотели тем утром, когда я оставил вас? – спросил он, улыбаясь. Стойте! – воскликнула Анна. Слёзы душили её, она дрожала, как в лихорадке.

Обняв колени, Анна сидела на берегу и смотрела на волны, плещущиеся в лучах заката. Смутившись, Анна покраснела и опустила плечи. — Что, что такое? – он поднял её подбородок, заглянул в глаза. – Я смущаю тебя?- спросил с усмешкой. Любовь моя, я – пират! – твёрдо возразил ей он, и в его лице вдруг промелькнуло прежнее жёсткое выражение. Она приоткрыла глаза и невидящим взглядом уставилась в потолок. И сейчас, когда нечто встало перед ней, она в смущении закрыла лицо ладонями.

Еще интересное: